Uncategorised

ЛЮБОВЬ И ОСЕННИЙ ДОЖДЬ

Шелестел чуть слышно мелкий дождь,

Капал по карнизам старых зданий.

Ты не плачь, бродяга, не тревожь

И не трать напрасно тех стараний.

Наступила осень, ну и что ж...

Будет под зонтом пора свиданий.

Шелестел чуть слышно мелкий дождь,

Капал по карнизам старых зданий.

Коль умеешь ждать - то подождёшь.

И не нужно никаких страданий.

Сохрани любовь и приумножь

Отголоском чувственных признаний…

Шелестел чуть слышно мелкий дождь.

ЗАКРУЖИЛА И ЗАВЬЮЖИЛА ЗИМА

Закружила зима и завьюжила,

Замела все дорожки уже.

И на окнах ажурное кружево,

Мы на каждом узрим этаже.

А метель все сильнее куражится

Вокруг дома в крутом вираже.

Но покружит и спать вновь уляжется

В белоснежном своем неглиже.

Через время потом тихим вечером

С облаков в большом тираже

Снег ложится так нежно на плечи нам.

Благодать и покой на душе…

МОРСКИЕ ПЕСНИ

Эссе

               

В этом небольшом эссе я хочу вспомнить о стихотворениях и песнях, связанных с морской темой. Их у меня не так много, хотя вся моя жизнь так или иначе связана с морем — Черным морем. На Азовском тоже приходится бывать, и довольно часто, но все-таки — оно не мое. Мое море — Черное. С ним связано множество воспоминаний, начиная с самого детства и юности. Это море описано и воспето моими любимыми писателями — А. Грином, А.Куприным, К.Паустовским, К.Станюковичем. Любимый Крымский полуостров со всех сторон, кроме северо-западной, омывается этим морем. Крымские прибрежные города, которые я люблю все без исключения (ну, разве что Севастополь — больше остальных) изучены мною тоже все. Я исходил и изъездил их улицы и районы, знаю их историю и возраст, посетил почти все музеи и памятники архитектуры. Но до сих пор, приезжая в них, я знаю: есть еще не открытые мною прекрасные уголки и ландшафты. Гриновское «Несбывшееся» все еще влечет меня куда-то, и я ощущаю это всеми своими чувствами. И море, сверкающее в конце улочек, далекие корабли на рейде или припавшие швартовами к портовым молам, только подстегивают мое воображение. Нет ничего удивительного в том, что моей первой песней на морскую тему стала баллада «В старой таверне». Написана она была еще в 1983 году. Никакими особыми образами она не блещет: таверна, морские бродяги-моряки, вино, незатейливые отношения. В общем — стандартный набор. Но, по большому счету, если взять сегодняшних моряков и моряков из какого-нибудь средневековья или даже эллинских мореплавателей — разницы в их времяпрепровождении на чужом берегу — вы не обнаружите никакой.

Море — опасная стихия, неподвластная человеку и только позволяющая использовать себя и свои возможности. На волны приятно и романтично смотреть, любоваться ими во время шторма с берега, ощущая себя в полной безопасности. А вот быть в нем и знать, что ты малая щепочка, с которой оно может сделать все что угодно — это совсем другое...

Я никогда не был моряком. Несколько моих морских путешествий на разного рода морских транспортах — пассажирских лайнерах, яхтах, прибрежных трамвайчиках-катерках, курсирующих в летний сезон вдоль южнобережья — не в счет. Но все же некоторые моменты морской жизни, позволяющие уловить и воспроизвести в песнях определенные нюансы, связанных с морем чувств и ощущений, я попытался донести до слушателя.

Песня «Каботажное плавание» — тому пример. Когда я впервые исполнил ее в узком кругу, мой сотоварищ по писательскому перу Борис Марусич — в прошлом моряк (каких только профессий у этого замечательного человека нет в списке, но морская — на одном из самых почетных мест в его воспоминаниях и творчестве), неожиданно чуть не разрыдался от переполнивших его чувств. И потом все меня выспрашивал, не «ходил» ли я в моря, а на мой отрицательный ответ не мог долго успокоиться и удивлялся: откуда во мне взялась эта поэтическая точность описаний морского быта. Здесь мне вспоминается творчество незабвенного В.Высоцкого, в котором есть место воспеванию представителей любых профессий — шоферов, летчиков, шахтеров, альпинистов, военных и даже воров. Ведь автор, будучи далеким от тех, о ком пишет, умел проникнуться их духом и состоянием. Причем, делал это так мастерски, что каждый слушатель считал, что автор тоже прошел когда-то эту жизненную школу и теперь только описывает ее в своей песне. Это и есть, наверное, бардовско-поэтический профессионализм. Примеров тому множество: это и песни Юрия Визбора, и Юрия Кукина и др. бардов, чье творчество мне близко и знакомо. Мне было у кого учиться и на кого равняться.

О рождении песни о проливах «Босфор и Дарданеллы» надо написать отдельно. Она тоже связана с морем. Меня издавна интересовала история попыток выхода России к этим проливам. Географически они расположены достаточно удаленно от нынешних сухопутных границ. Но на протяжении веков, и даже тысячелетий, именно они венчали вектор продвижения на юг российской государственности. Вспомним князя Олега, который с дружиной подошел к воротам Царьграда (Константинополя) еще в Х веке, переплыв на челнах Черное море. Мало того, что подошел, но еще и прибил свой щит к главным воротам в качестве доказательства силы и мощи Киевского государства. А взять хотя бы главную стратегическую цель всех войн, которые вела Россия в южном направлении с Оттоманской портой — и на Кавказе, и в Болгарии, и, конечно, в Крыму и Приазовье. Несомненно, цель была одна - выход к средиземноморским проливам и взятие их под свой контроль. Иногда это почти получалось. Но мешали разные неудобные обстоятельства: то Англия войной пригрозит – как это случилось в 1878 году, когда путь для русской армии к проливам и к Стамбулу был открыт (а уж англичане всегда знали, что русских выпускать из Черного моря нельзя), то американцы атомную бомбу взорвут, и вся сталинская послевоенная конфигурация с включением в сферу влияния СССР и черноморских проливов в том числе, претерпит существенные изменения. Даже небезызвестный адмирал А.Колчак, недолго командовавший Черноморским флотом в период Первой мировой войны, разрабатывал план высадки десанта с целью захвата проливов и их дальнейшего контроля.

Нельзя сказать, что эта тема меня очень сильно волновала, но не задуматься о ней я не мог. Решение написать песню о проливах пришло неожиданно. Летом я иногда люблю в одиночестве посещать Аю-Даг (Медведь-гору). Беру с собой только воду, немного хлеба, легкое одеяло — и выезжаю из дому. Очень часто это случается совершенно неожиданно даже для меня самого. Тянет меня к себе эта гора. У ее подножия, на берегу моря я пережил однажды весьма увлекательное, но тревожное общение с силами природы, до того мне неведомыми. Что это было – двустороннее общение или простое сканирование моего мозга – до сих пор не знаю. Но то, что оно состоялось летом 1993 года – для меня лично это непреложный факт. Потом я узнал, что эта гора славится своими аномалиями и необычной энергетикой. А местные уфологи частенько наблюдают в ее районе разные необычные объекты. Может быть, и мои ощущения и необычный контакт, который произошел там, связаны были напрямую именно с подобными объектами. Кто знает? Прошло много лет. Ничего подобного более не повторилось. Но гора до сих необъяснимо влечет к себе. И вот, в очередной раз, усевшись с рюкзаком в маршрутку, я понял, что вижу мысленно перед собой не только Аю-Даг, но и Босфор и почему-то навязчиво лезет на ум строка: «Здесь кончается христианское — начинается мусульманское…». Вот так, в маршрутке, я и записал почти половину баллады. А на следующий день, в полном одиночестве, в любимой бухте Контрабандистов, среди огромных валунов, которые, собственно, и представляют собой «пляж» этой дикой бухты, я, вглядываясь в морской горизонт и представляя себе очертания босфорских берегов — справа еще Европа, а слева — уже Азия, и, вспоминая историю нашего Отечества — дописал оставшиеся строфы. Дома, уже с гитарой в руках, дошлифовал строфику и придумал незамысловатую мелодию. Впервые исполнил ее в 2009 году в Русском культурном центре на мероприятии, посвященном дате, связанной с Восточной войной 1853—1856 годов, а более точно — началом первой обороны Севастополя в сентябре 1854 года. Присутствовал, помнится, на нем и консул РФ в Крыму. Песня ему чрезвычайно понравилась. С тех пор я ее исполняю довольно часто в своих концертах, но обязательно с небольшой предысторией.

Стихотворение «Эллада» хотя и не относится напрямую к морской поэзии, но для меня оно переплетено ассоциациями, связанными с морем. Этого я объяснить не могу — может быть, потому, что моя прабабка была крымской гречанкой. Значит, мои далекие предки когда-то давно переплывали понт Эвксинский для того, чтобы в моей крови текла сегодня толика эллинской крови. Может быть… Но «дежавю» пребывания моего где-то на далеких греческих островах я ощущаю постоянно. Поэтому и включил это стихотворение в журнальную публикацию. Во всяком случае, меня прощает одно литературное обстоятельство: Осип Мандельштам имел гораздо меньше, чем я, моральных прав и оснований писать об Элладе. А он не преминул это сделать. Сделал это и я.

Песенка «Зачем случилось так…» — тоже, как ни странно, о море. Но только — океане-Вселенной, в котором все мы, живущие, жившие и потомки наши — экипаж нашей планетки, плывущий в Космосе. Куда мы летим, зачем и почему — ответов не знает никто, тем более те, кто правит экипажем. Очень и очень хочется верить, что все, что происходит — не зря. Если это «промысел Божий» — то должна быть и его цель. Хочется верить, что когда-нибудь эта самая цель — нет, не достигнута будет, но хотя бы будет познана нашими потомками. Потому как на свое поколение я уже не надеюсь.

Что же касается остальных моих песен, то море в них тоже упоминается достаточно часто, но фигурирует там как частность. Хотя названия их говорят о явной принадлежности к морской теме — к примеру, «Российский флот». Еще хочу добавить, что среди моих коллег-писателей много истинных маринистов, отдавших морю и флоту большую часть своей жизни. Это и поэтесса Любовь Матвеева из Балаклавы — штурман дальнего плавания, восемь раз пересекавшая экватор, севастопольцы Леон Маринеро и Василий Дейнега — писатели-маринисты, Анатолий Таврический — писатель, путешественник и капитан-судоводитель в одном лице, Леонид Дьяченко — замечательный поэт-басенник. Все они живут в славном городе-герое и входят в Союз писателей-маринистов. Всех их объединяет любовь к морю и профессии, связанные с ним. Причем воспевают они морскую стихию совершенно по-разному: это и поэзия, и малые формы прозы — рассказы, и басни, и романы, и сказки, и, конечно, разные байки о приключениях на морях.

               

В старой таверне

В старой таверне, у берега моря,
Где паруса раздувает пассат,
Синие волны и алые зори,
Струны гитары негромко звучат.
Кружки стучат по некрашеным доскам,
Стойка заляпана красным вином.
Скоро забрезжит рассвета полоска
На горизонте, за узким окном.

Вечные странствия, дальние страны,
Женщины разных оттенков и кож…
В старой таверне — морские туманы,
Все тут смешалось — и правда, и ложь.
Кто и откуда морские бродяги
Здесь собрались под высокой звездой?
На поясах — пистолеты да шпаги,
В старой таверне, над самой водой.

В старой таверне — здесь все по-другому,
Дружба — так дружба, вражда — так вражда.
Песня летит по простору морскому!
Счастлив сейчас — что потом? Ерунда.
Но, все равно, там всегда, как и прежде,
Сколько б не лилось вином, серебром —
Память о Вере, Любви и Надежде
В старой таверне, за узким окном.

                              

Российский флот

Прошли те времена, когда Москва молчала
Под властью подлецов, изменников, воров.
Настало время все начать опять сначала
И камни собирать разрушенных основ.

Пусть грозен и спесив заокеанский вопль,
С израненных Балкан несет и боль и дым...
Пока российский флот хранит наш Севастополь —
Мы веру в этот мир с надеждой сохраним!

Предателей всегда в любой стране хватало,
У них конец один — веревка или драп.
Пока российский стяг у крымского причала —
Он будет защищен от грязи мерзких лап.

Пусть грозен и спесив заокеанский вопль,
С кавказских берегов несет и боль и дым...
Пока российский флот хранит наш Севастополь —
Мы веру в этот мир с надеждой сохраним!

Иного нет пути, лишь вместе — триедино,
Под знаменем святым славянского креста
Россия, Беларусь и с ними Украина
Удержат на цепи зарвавшегося пса.

Пусть грозен и спесив заокеанский вопль,
Владимира купель мы НАТО не сдадим...
Пока российский флот хранит наш Севастополь —
Мы веру в этот мир с надеждой сохраним!

Симферополь

СОЮЗУ РУСКИХ, УКРАИНСКИХ И БЕЛОРУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

Союз писателей Республики морской,
Хранящий бережно культуру Крыма,
Объединяет нас с тобой
В порыве творческом едином!

Под парусами алыми ведет
К брегам Тавриды, к Зурбагану Грина!
Туда, где солнечный восход,
Уходит в море наша бригантина!

И благодарны мы судьбе
За то, что встретились, как прежде,
На крымской праведной земле,
Дарящей людям веру и надежду!

Державный курс родной страны
Мы укрепим своим деяньем
И будем Родине верны
В эпоху трудных испытаний!

«Друзья, прекрасен наш союз!»
Виват, писатели, поэты!
Под сенью славных крымских муз
Восславим край любви и света!

МАЯКИ

В.П. Терехову

Есть категория людей,
Которых очень не хватает!
Без них в потоке наших дней
Как-будто солнце угасает!

Они ушли в страну теней!
Их навсегда от нас забрали!
Но сердце любит все сильней
И встречи ждет однажды с Вами!

Как маяки в ночной дали
От темноты Вы нас спасете!
Вы свет надежды и любви
Своими душами несете!

Есть категория людей,
Кому хотим мы поклониться!
От них становится светлей!
Давайте вспомним эти лица!

ЛЕВ ТОЛСТОЙ И СЕВАСТОПОЛЬ
К 175-летию со дня рождения Л.Н. Толстого

Как имени великого коснуться,
Чтоб память не тревожить зря?
Самой умильно как бы не согнуться,
Фальшивую улыбку затая…
ТОЛСТОЙ… Пред ним – весь мир.
И всюду он в почёте,
Для нас, для всех – незыблемый кумир.
Средь современников такого не найдёте.
Он был не просто человек – титан.
Рождаются такие – раз в сто лет,
Чтоб разогнать невнятностей туман,
На множество вопросов дать ответ
И осветить идущим вслед дорогу,
Освободить от рабства понемногу.
А мы благодарим судьбу,
Приведшую его в наш город,
Где он вступил в смертельную борьбу,
Хоть сам в ту пору был он очень молод.
Сумел он славу городу создать
И подвиги героев описать.
Он русской Трое русским стал Гомером.
Его рассказы живы до сих пор.
На многие века потомству стал примером
Родной наш город. И мы слышим хор,
Что славит Севастополь гордый.
А первым воспевал его Толстой
За стойкость, мужество, характер твёрдый.
Так воедино здесь слились две славы,
Чтобы пройти по миру величаво.
Проносятся такие лихолетья!
Но их не разделить ни через полтора, ни через три столетья.

ДОРОГА, ПО КОТОРОЙ ИДЁТ ЖЕНЩИНА

У обочины стоял автомобиль. В автомобиле сидел он. Он просто сидел в машине и смотрел на дорогу. Дорогой было обычное двухполосное шоссе, проходившее через весь город.

В город тихо заходил вечер. По шоссе проезжали машины, иногда появлялись пешеходы-одиночки, которые осторожно, следуя всем правилам дорожного движения, переходили шоссе. Он сидел в своей удобной машине и смотрел… смотрел на поток движущихся автомобилей, фигурки людей, и почему-то это всё настоящее, существующее в реальном времени, казалось ему какой-то компьютерной игрой. Игрой, где всё продумано заранее, написана программа и есть варианты удачных и неудачных действий. А может, это был просто чужой сон...

Он смотрел на дорогу и ничто не отвлекало его от неторопливо текущих мыслей. Да и не могло ничего отвлечь, ведь перед глазами была всего лишь компьютерная игра. Или чужой сон.

Сколько прошло времени от начала этой игры, он не заметил, только вдруг ощутил лёгкое беспокойство. Что-то внезапно изменилось. Поток мыслей стал течь быстрее, мозг искал причину, которая нарушала то иррациональное, вряд ли выразимое в логических понятиях состояние, в котором он пребывал.

Мужчина снова смотрел на дорогу, но теперь его взгляд был другим: цепким, внимательным, не упускающим мелочей. Компьютерная игра закончилась, чужой сон пропал. Он вернулся в реальность. Что могло так мгновенно изменить внешний мир? Только то, что совершенно не вписывалось в окружающую обстановку, возвращая миру реальность.

И это, конечно, была женщина. Ведь только женщина может нарушить или даже разрушить любые планы и программы, чужие сны и даже совершенно реальную жизнь, - свою и чужую.

Женщина не совершала ничего необычного, она просто переходила дорогу и, наверное, по правилам. Только вот, правила у неё были свои. Впрочем, как и у каждой реально существующей дамы. И эти правила совсем не являются правилами дорожного движения. Это другие правила: «Как не испачкать туфли и платье... Как не попасть под машину… Как не...».

У женщин очень много правил - на все случаи её реальной жизни.

Итак, женщина переходила дорогу. На ней было узкое длинное пальто, обувь на высоком каблуке, на голове шарф и в руках маленькая сумочка. Это была дама почти «бальзаковского возраста». Впрочем, как одета женщина и сколько ей лет, совершенно не имеет значения, потому что на дорогах почти все женщины ведут себя одинаково... Абсолютно правильно, с их точки зрения.

Женщина подошла к краю тротуара, вздохнула, наступила одной ногой на проезжую часть дороги, затем, как бы передумав, снова встала на тротуар. Она решила посмотреть по сторонам, в надежде найти другое решение, но… светофора нигде не было видно, подземный переход далеко. Женщина вздохнула и снова подошла к краю тротуара. Но теперь она уже не становилась на дорогу, даже одной ногой. Она этой ногой слегка покачивала в воздухе, над краем тротуара и проезжей частью дороги. Со стороны казалось, что на шоссе полно воды или это не шоссе, а река, и женщина просто хочет узнать: как глубока эта река и тёплая ли в ней вода.

Иногда перейти какую-либо дорогу так же не просто, как перейти реку, особенно если ты женщина и живёшь по своим правилам, которые не исключают правил общечеловеческих, но всё же не всегда понятны другим, которые не женщины.

Наконец, решение принято. Она одной рукой прижала к груди сумочку, другой резким движением закинула шарф за спину. Женщина уже была готова к борьбе. И эта борьба началась. Ей необходимо было преодолеть метров 15-20 дороги, по которой непрерывным потоком шли машины.

Женщина начала свой путь. Она делала несколько шагов и останавливалась, потом маленькими шагами быстро-быстро перебегала от одной машины к другой, иногда делая испуганный рывок в сторону притормозившего автомобиля. Это была настоящая борьба. Борьба человека и управляемого железа.

Он смотрел на женщину из окна своего автомобиля. Шло время. Женщина переходила дорогу. Мужчина вышел из машины, взглянул на часы: «Интересно, когда и как закончится этот поединок»,- мелькнула мысль. Он смотрел на эту путешественницу, и ему казалось, что он видит её решительно-испуганное лицо, слышит, как громко стучит сердце.

Но вот она уже на другой стороне «бушующего» машинами шоссе. И, что удивительно, мгновенно не стало робко-испуганного взгляда, стучащего сердца. Женщина надменно вскинула голову, поправила шарф и лёгкой, независимой походкой стала уходить от дороги. Просто уходить. Он не удержался, сделал несколько шагов и догнал её: «Вы не подскажете...» - слегка задохнувшись от быстрого шага, спросил он. Женщина остановилась, окинула его холодным взглядом и произнесла: «Я вас слушаю...» И он вдруг произнёс совершенную нелепицу: «Иногда так трудно перейти дорогу, столько машин...». Взгляд женщины из холодного стал просто ледяным, и она ответила ему, чётко выговаривая каждое слово: «Мне - нет. Я не боюсь переходить дорогу. Я сама вожу машину, у меня давно водительские права». Он просто опешил. За несколько минут женщина, которая вызывала желание помочь, защитить, вырвать у этой дороги, вдруг превратилась в безликое, заледеневшее существо. Что же произошло? Или это форма защиты? Может, он обидел её, но как? Ведь он был готов почти на руках унести её от этих рычащих машин, такое сострадание, пусть минутное, но было в нём. Неужели обиделась?

Мужчина сделал ещё одну попытку: «Вы извините меня. Я здесь ничего не знаю, я приезжий, совершенно не могу ни в чём разобраться...». Пока он говорил, лицо случайной собеседницы, её взгляд стали другими. Она поняла, что никто не хотел усомниться в её смелости, а тем более, в наличии у неё водительских прав. Человек просто приезжий, растерявшийся и ничего не знающий в этом городе, и ему надо помочь. Лицо женщины стало приветливым и даже милым. Она начала задавать какие-то вопросы, он что-то отвечал. Они улыбались и бродили по городу.

Но вдруг, он услышал свой собственный голос как бы со стороны: «Я останусь ещё на день, встретимся в кафе, завтра, я буду ждать». Женщина отвечала, что обязательно придёт и принесёт рукопись и очень рада тому, что он поможет. Голоса пропали, растворились в сумерках. Он остановился, затем пошёл к машине. Женщины рядом не было. «Что произошло? - думал он, - какая встреча? Какая рукопись? Какая помощь? Я даже не разглядел её толком, не знаю её имени. Это просто гипноз какой-то. Или компьютерная игра, или чужой сон». Он ещё раз осмотрел пустынную улицу, никаких женщин не было.

Наступило завтра. Он остался в этом городе ещё на один день. Надо было встретиться с некоторыми «полезными людьми». Они встретились в кафе, в том кафе, где он договорился встретиться с женщиной из чужого сна или компьютерной игры. Но женщина оказалось настоящей. Она пришла в кафе. Он никогда бы не узнал её, если бы она, привыкая к полумраку, царившему в зале, не шла осторожными шагами, как будто заходя в реку, не зная, насколько там глубоко. Получается, что компьютерные игры, как и чужие сны, могут быть реальностью. Женщина его узнала, стала приветливо улыбаться, говорить какие-то слова, знакомиться с его собеседниками. Он молча смотрел на женщину. В руках у него оказалась пачка исписанной бумаги. Это была рукопись книги, которую он должен помочь издать. Перебирая листы бумаги, он заметил, что женщина что-то рассказывает его знакомым. Они внимательно её слушают и наклоняются к ней всё ближе и ближе, чтобы не пропустить ни слова из её рассказа. Он положил рукопись на край стола и заставил себя прислушаться к тому, о чём говорила эта женщина. А она просто-напросто говорила со своими новыми знакомыми о них, значимых людях, о прошлых героических поступках и о будущих славных победах. Они слушали, кивали, иногда задавали вопросы и получали ответы, которые заставляли их смущаться, но не могли лишить удовольствия слушать собеседницу. Он смотрел на них, слушал разговор и думал: «Это всё-таки гипноз, я ничего не могу понять, ведь меня даже никто ни о чём не просит, я сам готов сделать всё, что необходимо для этой, а может, и для другой женщины». Пройдёт ещё несколько минут, и мои товарищи тоже будут готовы... к чему? К тому, чтобы выполнить желание женщины. И, наверное, сами предложат свои услуги, даже без излишних, настойчивых просьб. Как же это удаётся… женщинам. Хорошо ещё, что не каждая из них понимает, что делает. Да и не каждая может воспользоваться тем, что делает неосознанно, только потому, что она – женщина. Но эта женщина, случайно встретившаяся в незнакомом городе, видение из чужого сна, она… она, почти не осознавая того, что делает, получит всё, что смогут дать ей они - мужчины, встретившиеся на дороге, по которой она идёт.

Симферополь

ПРОИЗВЕДЕНИЯ АНАТОЛИЯ ДОМБРОВСКОГО:

Повести и сборники рассказов

«Юркий лучик», рассказы, «Казахстан», Алма-Ата, 1965

«Мы пишем с целины» (сборник рассказов, Москва., «Молодая гвардия», 1966)

«Зарянка» (повесть, Алма-Ата, «Кайнар», 1968)

«Птицы ничего не расскажут» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1968 )

«Голубая тень белого камня» (повесть, Москва, «Детская литература». 1970. Премия на Всесоюзном конкурсе детской книги - 5 изданий

«In the white stone’s shadow» - «Москва, Прогресс», 1979

«Кто рядом чувствует плечо» (сборн. рассказов,Москва, «Молодая  гвардия»,1971).

«Красная каска», повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1974.Премия имени  Н.З.Бирюкова

«Мальчишки из Васильков» (повесть, Симферополь, 1975, «Таврия»)

«Рассказы о философах» (Москва, «Молодая гвардия», 1975; 1986 -  Каунас (лит.), в 1989 - Ереван (арм), 2004 - Москва, «Терра-Книжный клуб») 4 издания

«Сладкая земля» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1977) 2 издания

«Кто любит меня» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1979)

«Остров старой цапли» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1979; Москва,  «Астрель»,2006) 2 издания

«Тритогенея Демокрита» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1980; Симферополь, «Таврия», 2007) - 2 издания.

 «Великий Стагирит» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1981)  2 издания

«Солодка земля» (повесть, Киев, «Молодь», 1983,).

«Сад Эпикура» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1983; Симферополь, «Таврия», 2007) - 2 издания

«Неистовый сын Трира» (повесть, Москва, Детская литература», 1984) 2 изд.

«Соратники» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1986, переизд.1988) 2 изд.

«Стамбул к Вашим услугам» (путеводитель, «Бягвяс-Комикс»,1991)

Романы

«Вернись и вспомни» (романы «Гром на голые ветви» «Возвращение», «Живая вода» (Симф.,«Таврия»,1977;переизд: Киеве, «Днипро», 1985) 2 издания

«Птичьи ветры» (Симферополь, «Таврия», 1981, переиздан в Киеве, «Днипро», 1985) 2 издания

«Все радости и печали», (роман,Симферополь, «Таврия», 1983),

«Философы» (роман, Симферополь, «Таврия», 1983),

«Переправа» (роман, Симферополь, «Таврия», 1985),

Красная Таврида» (роман, Симферополь, «Таврия», 1987)

«Неистовый сын Трира» (роман, Москва, «Молодая гвардия, 1984, переизд. в 1988)

«Оправдание» (роман, Симферополь, «Таврия», 1989),

«Черная башня (роман,Киев,«Радуга»,1989;переизд.:Симф,ИПП «Дар»,1994; Симф., «Таврия».2004) 3 издания

«Смерч» (роман), «Последняя охота», Рассказы. Симферополь, "Дом писателей им.Домбровского", 2010)

«Падение к подножию пирамид» (роман,Симфер., ИПП «Дар», 1994;  переизд.: Симфер,,«Таврия»,2004) 3 издания. Государственная премия Республики Крым

«Вояж приговоренного» (роман,Симферополь, ИПП «Дар», 1993)

«Черный плащ для Перикла» (роман, «Брега Тавриды», №3 и 4, 1994)

«Жрец Агоры» (роман, «Брега Тавриды», №4-5,1995) Премии им.Льва Толстого

«Гнев гробницы Атрея» (повесть,Симфер., ИПП «Дар», 1994); 2 издания

«Бегство» (роман, Москва, «Армада», 1997).

«Чаша цикуты» («Сократ» (роман, Москва, «Армада», 1997)

«Великий Стагирит» («Аристотель» (роман, Москва, «Армада», 1998)

«Платон - сын Аполлона» (роман, Москва, «Армада»,1998) ПремияАвтономной Республики Крым

«Delirium, или Безысходность - род безумия» (роман Симферополь, ИПП   «Дар», 1999,«Таврия»,2004) 2 издания. Международ. литературнурная премия  им. Андрея Платонова

«Перикл» (роман, Москва, «Астрель», 2002), «Pericles» (перевод на французский язык Ж-К.Фрич, изд-во «СГТ», 2008.

«Золотой век Аспасии» (роман, «Брегов Тавриды», 1-2-3, 2001) Премия   Автономной Республики Крым

«Точка опоры» - «Архимед» (роман, Симферополь, «Таврия», 2005)

Подкатегории

D ulibkaБИОГРАФИЯ 

Домбровский Анатолий Иванович родился 12 декабря 1934 года в селе Коммунарном (бывш.Караит) Раздольненского района Крымской АССР.

В 1953 окончил с золотой медалью Раздольненскую среднюю школу и поступил на философский факультет Ленинградского государственного университета им.Жданова.

1959–1970 гг. — в Казахстане, в г. Алма-Ате: старший преподаватель философии в Погранучилище КГБ, инструктор, потом зав.отделом пропаганды и агитации Алма-Атинского ОК ЛКСМК, затем по решению ЦК ЛКСМ Казахстана назначен главным редактором газеты для детей и юношества «Дружные ребята», старший редактор на «Казахфильме» и далее — ответственный секретарь республиканской газеты «Казахстанская правда».

С -1972 года – член Союза писателей СССР. В дальнейшем - член Союза писателей Украины, член Союза писателей России и член Исполкома Международного Сообщества писательских союзов.

Автор более 60 произведений прозы и публицистики (в т.ч. 24 романов, 18 повестей и сборников рассказов, многочисленных статей).

1973–1991 гг. Анатолий Домбровский — бессменный штатный руководитель крымской писателей организации: сначала ответственный секретарь, затем избран председателем правления Крымской организации Союза писателей Украины.

1974–1985 гг. — депутат 5 созывов Симферопольского городского совета депутатов трудящихся.

С 1976 года и до конца дней — заместитель председателя Крымского отделения Комитета защиты мира и председатель Крымского Фонда мира — общественные должности.

1979–1990 гг. — член Крымского обкома Компартии Украины, позже — член Рескома.

С 1991 и до конца дней – председатель Союза русских, украинских и белорусских писателей Автономной Республики Крым и главный редактор журнала «Брега Тавриды».

В последние годы – член Комитета по Премиям Автономной Республики Крым и член Совета содействия русской культуре при Председателе Верховного Совета Автономной Республики Крым.

Умер 17 октября 2001 года.

ЗВАНИЯ И НАГРАДЫ:

Почетные медали  — «Борец за мир» и «Советский Фонд мира».

Нагрудные значки — «За культурное шефство над вооруженными силами», «За культурное шефство над селом».

В 1970 — лауреат премии Всесоюзного конкурса детской книги за  лучшую книгу для детей (Москва) – за повесть «Голубая тень белого камня».

В 1984 году за значительный вклад в развитие литературы награжден Орденом «Знак Почета».

В 1985 — лауреат премии  им. Н.З. Бирюкова за повесть «Красные каски».

В 1992 году — лауреат Государственной премии Республики Крым — за роман «Падение к подножию пирамид».

В 1994 присвоено звание «Почетный академик» Крымской академии наук  — за пропаганду философских и исторических знаний в произведениях о мыслителях прошлого и настоящего, за новаторство в области литературного творчества.

В 1997 году — лауреат Премии им. Льва Толстого за роман «Жрец Агоры».

В 1998 — лауреат Премии Совета министров Автономной Республики Крым за роман о великом мыслителе Древней Греции «Платон, сын Аполлона».

В 1999 — лауреат премии «Золотая фортуна».

В 1999 — почетное звание «Заслуженный деятель искусств Автономной Республики Крым» присвоено за творческую и общественную деятельность.

В 2000 — лауреат Международной литературной премии им. Андрея Платонова (Москва) за роман «Delirium, или Безысходность — род безумия».

В 2001 — лауреат Премии Автономной Республики Крым посмертно за роман «Золотой век Аспасии».

В 2002 посмертно присвоено почетное звание «Почетный крымчанин».

Анатолий Иванович — ветеран труда с более чем 40-летним стажем.

ПРОИЗВЕДЕНИЯ АНАТОЛИЯ ДОМБРОВСКОГО:

Повести и сборники рассказов

«Юркий лучик», рассказы, «Казахстан», Алма-Ата, 1965

«Мы пишем с целины» (сборник рассказов, Москва., «Молодая гвардия», 1966)

«Зарянка» (повесть, Алма-Ата, «Кайнар», 1968)

«Птицы ничего не расскажут» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1968 )

«Голубая тень белого камня» (повесть, Москва, «Детская литература». 1970. Премия на Всесоюзном конкурсе детской книги - 5 изданий

«In the white stone’s shadow» - «Москва, Прогресс», 1979

«Кто рядом чувствует плечо» (сборн. рассказов,Москва, «Молодая  гвардия»,1971).

«Красная каска», повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1974.Премия имени  Н.З.Бирюкова

«Мальчишки из Васильков» (повесть, Симферополь, 1975, «Таврия»)

«Рассказы о философах» (Москва, «Молодая гвардия», 1975; 1986 -  Каунас (лит.), в 1989 - Ереван (арм), 2004 - Москва, «Терра-Книжный клуб») 4 издания

«Сладкая земля» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1977) 2 издания

«Кто любит меня» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1979)

«Остров старой цапли» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1979; Москва,  «Астрель»,2006) 2 издания

«Тритогенея Демокрита» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1980; Симферополь, «Таврия», 2007) - 2 издания.

 «Великий Стагирит» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1981)  2 издания

«Солодка земля» (повесть, Киев, «Молодь», 1983,).

«Сад Эпикура» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1983; Симферополь, «Таврия», 2007) - 2 издания

«Неистовый сын Трира» (повесть, Москва, Детская литература», 1984) 2 изд.

«Соратники» (повесть, Москва, «Молодая гвардия», 1986, переизд.1988) 2 изд.

«Стамбул к Вашим услугам» (путеводитель, «Бягвяс-Комикс»,1991)

Романы

«Вернись и вспомни» (романы «Гром на голые ветви» «Возвращение», «Живая вода» (Симф.,«Таврия»,1977;переизд: Киеве, «Днипро», 1985) 2 издания

«Птичьи ветры» (Симферополь, «Таврия», 1981, переиздан в Киеве, «Днипро», 1985) 2 издания

«Все радости и печали», (роман,Симферополь, «Таврия», 1983),

«Философы» (роман, Симферополь, «Таврия», 1983),

«Переправа» (роман, Симферополь, «Таврия», 1985),

Красная Таврида» (роман, Симферополь, «Таврия», 1987)

«Неистовый сын Трира» (роман, Москва, «Молодая гвардия, 1984, переизд. в 1988)

«Оправдание» (роман, Симферополь, «Таврия», 1989),

«Черная башня (роман,Киев,«Радуга»,1989;переизд.:Симф,ИПП «Дар»,1994; Симф., «Таврия».2004) 3 издания

«Смерч» (роман), «Последняя охота», Рассказы. Симферополь, "Дом писателей им.Домбровского", 2010)

«Падение к подножию пирамид» (роман,Симфер., ИПП «Дар», 1994;  переизд.: Симфер,,«Таврия»,2004) 3 издания. Государственная премия Республики Крым

«Вояж приговоренного» (роман,Симферополь, ИПП «Дар», 1993)

«Черный плащ для Перикла» (роман, «Брега Тавриды», №3 и 4, 1994)

«Жрец Агоры» (роман, «Брега Тавриды», №4-5,1995) Премии им.Льва Толстого

«Гнев гробницы Атрея» (повесть,Симфер., ИПП «Дар», 1994); 2 издания

«Бегство» (роман, Москва, «Армада», 1997).

«Чаша цикуты» («Сократ» (роман, Москва, «Армада», 1997)

«Великий Стагирит» («Аристотель» (роман, Москва, «Армада», 1998)

«Платон - сын Аполлона» (роман, Москва, «Армада»,1998) ПремияАвтономной Республики Крым

«Delirium, или Безысходность - род безумия» (роман Симферополь, ИПП   «Дар», 1999,«Таврия»,2004) 2 издания. Международ. литературнурная премия  им. Андрея Платонова

«Перикл» (роман, Москва, «Астрель», 2002), «Pericles» (перевод на французский язык Ж-К.Фрич, изд-во «СГТ», 2008.

«Золотой век Аспасии» (роман, «Брегов Тавриды», 1-2-3, 2001) Премия   Автономной Республики Крым

«Точка опоры» - «Архимед» (роман, Симферополь, «Таврия», 2005)